Опубликовано 11.01.2022

Понятия «русский», «русскость» часто употребляют, подразумевая присутствие набора особенностей, свойственных славянским этносам. Но это не всегда соответствует действительности. Потому как «славянское ядро», имеющее свой уникальный культурный код, встречаясь с представителями других этносов и культур, вместо того, чтобы доминировать и поглощать «иностранную составляющую», поступало противоположным образом – впитывало, как губка, все самое лучшее, что возможно было впитать, и предлагало продолжить совместное существование на условиях взаимовыгодного симбиоза. Не все смогли воспользоваться этой возможностью, но исторический шанс был предоставлен каждому. Подобному умению «славянское ядро» научилось от монголов в эпоху Чингисхана, где этнически-племенная идентичность бралась за основу, но еще большим весом обладали личные качества. Поэтому на территории бывшей Российской Империи, затем – СССР (географически: к востоку от Европы, к северу от Средней Азии, к северо-западу от Китая) сложилась собственная цивилизация, где различные народы были носителями даже не двойной, а тройной идентичности: это и этническая (генетическая), и культурная, и религиозная.

Здесь стоит сделать уточнение, что в этом «плавильном котле» по количественному признаку доминировали именно славяне, и причиной тому была способность к аккумулированию разномастных черт от конкурирующих между собой этнических групп, без вовлечения в местные конфликты интересов. По этому уникальному качеству логичнее назвать Русскую цивилизацию цивилизацией Севера[1], – ее не удается отнести ни к Востоку (с центром в Китае), ни к Западу (с центром из трех стран: Англия-Франция-Германия), ни к Югу (в виде территорий бывшего Арабо-мусульманского Халифата).

«Кривое» употребление понятий порождает коллапс и в решении практических вопросов, т.к. «славянское ядро», внесшее самый большой вклад (но не единственный) в появление наднациональной «Русской цивилизации», не успело обособиться в закрытую этническую общность. И теперь носителям дружественных культурных кодов кажется, что их участие в развитии Русской цивилизации сделает их отступниками от наследия их предков. В этом – конфликт «двух базисов», он происходит, когда новую структуру используют не как «надстройку» к старому базису, а как другой, лучший «базис». Этот нюанс уловили в Коммунистическом Китае в ХХ-м веке, там не стали огульно вычищать «старый фундамент», базис конфуцианской этики, а переварили новое учение Маркса–Энгельса под местные реалии, избирательно выбрав только те фрагменты марксистской теории и практики, которые удавалось органично вплести в ткань действительных общественных отношений.

 

***

 

На мой взгляд, с цивилизационной точки зрения такие персонажи, как Дмитрий Захарченко (бывший глава антикоррупционного комитета «Т» МВД России, доказанный коррупционер), Григорий Слабиков (бывший глава Северо-Западного управления Ростехнадзора, доказанный коррупционер), Андрей Чикатило (бывший председатель районного комитета физической культуры и спорта, серийный убийца) по последствиям своих поступков не могут быть отнесены к числу русских, это «перевертыши-ренегаты»[2]. Хотя в тоже самое время этнически, т.е. по крови (генетически) они действительно произошли от людей славянских национальностей и заняли престижные места в социальной иерархии, но ввиду слабой детерминации термина «русский» и невежества отдельных лидеров общества, вышеназванные лица продолжают считаться русскими. Важность внесения ясности в этот вопрос заключается в том, что если этим не заниматься, то семантическая матрица, из которой складывается представление о русском культурном коде, русских людях, России как стране Русской/Северной цивилизации, будет «замусорена» негодяями и подлецами, холуями и прочим «отребъем», и будет в силу этого вызывать стойкую антипатию, агрессию и презрение молодых граждан России к своей собственной стране. А также станет моральным оправданием преступникам и предателям, которые тем самым как бы снимают с себя ответственность за совершенные ими злодеяния.

Кроме того, справедливо будет перечислить ряд людей, на первый взгляд далеких от Русской/Северной цивилизации, не имеющих ни капли славянской крови, и даже не знающих русского языка, но при детальном анализе по своим морально-волевым и мировоззренческим качествам являющимися или носителями дружественного культурного кода (как минимум), или полностью подходящим под определение РУССКИЙ (как максимум), – к ним на мой взгляд относятся: Фидель Кастро, Омар Таррихос (панамский политик), Наджибулла Мохаммад (бывший глава Афганистана), Уолес Генри Эгар (США, политик). Примеры благополучного обитания в русской орбите влияния можно обозначить через таких видных представителей неславянских этнических групп, как Толбоев Магомед Омарович (летчик-испытатель, республика Дагестан), Ованес Туманян (писатель, Армения). Возможно, самым ярким выразителем подобной «прорусской» ориентации следует считать крымско-татарского мыслителя Исмаила Гаспринского, и привести выдержку из его статьи «Русское мусульманство. Мысли, заметки, наблюдения» от 1 июня 1881 года, Бахчисарай: «Наблюдения и путешествия убедили меня, что ни один народ так гуманно и чистосердечно не относится к покоренному, вообще чуждому племени, как наши старшие братья, русские. Русский человек и простого, и интеллигентного класса смотрит на всех, живущих с ним под одним законом, как на своих, не выказывая, не имея узкого племенного себялюбия». Среди литературных персонажей к этой категории подходят: Дато Туташхиа (выдуман грузинским писателем Чабуа Амирэджиби), Саид (один из главных героев фильма «Белое солнце пустыни» режиссёра Владимира Мотыля; Саид отличился тем, что нарушил местные адаты и предал Абдуллу). В 2021 году российский блоггер Илья Варламов, снимал сюжет о жизни цыган в Молдавии, где задал следующий вопрос цыганскому барону Артуру Чарарю: «Расскажите как поменялась жизнь молдавских цыган с распадом Советского Союза?» На что получил такой ответ: «Ну что сказать. Почти все цыгане сожалеют о распаде Советского Союза. И мечтают о возврате Союза. Честно говорю, я бы тоже не знаю что бы я бы отдал бы. Лишь бы вернуть союз в новой форме мышления правления экономической, политической и духовной интеграции. Вот это было бы здорово».

Русская/Северная цивилизация играла роль «джокера», до поры до времени «варящегося в собственном соку», но когда в одном из регионов Планеты события переходили за все мыслимые и разумные пределы, то срабатывала сигнализация, и в дело вмешивается ЦС, в 18-19-х веках ее представляла монархическая Россия, в 20-м – СССР. Так, от частичного или полного геноцида были спасены:

— христианские народности Османской Империи – армяне, болгары;

— евреи, цыгане Европы;

— Китай смог восстановить свой суверенитет после поражений в Опиумных войнах…

Под политическим нажимом ЦС рабочий класс во многих Атлантических странах «первого эшелона» получил уступки в виде 8-часового рабочего дня, а также социальные гарантии, право собирать профсоюзы и другие привилегии «человечности». Ряд стран Африки и всего так называемого «третьего мира» получили собственную государственность.

Если сравнивать роль цивилизации Севера в мировом сообществе с ролью печени в теле человека, то она, как этот важный орган, пропускает через себя потоки крови, очищает от шлаков и токсинов, обогащает питательными веществами, выделяет нужную для иммунитета лимфу и проч. То и разрушение ЦС по своим последствиям будет эквивалентно циррозу печени в запущенной стадии – гибели всего организма, и такой вариант вероятен, именно поэтому надо сделать все возможное, чтоб его предотвратить.

Сейчас оплотом ЦС является Российская Федерация и, к сожалению, процессы социализации и поиска идентичности (традиций, гармоничных с внутренним миром человека) в ней разбалансированы, во многом это сопряжено с тем обстоятельством, что отсутствует надежно работающая процедура опознавания «свой-чужой». В этой обстановке не понятно с кого брать пример, кто годен быть «эталоном», кого можно привлечь как арбитра в урегулировании сложных споров, как выяснить, является ли конкретный человек полноценным «носителем русского культурного кода», или он лишь «мимикрирует» под такового ради получения корыстной выгоды, либо же искренне заблуждается, переоценивая свои способности. Если подобным «самозванцам» удается добиться хоть какой-то власти (для этого вовсе не обязательно занимать выборные государственные должности, можно работать учителем в школе или преподавателем в ВУЗе), то они потворствуют тому, что молодое поколение получает воспитание и образование ненадлежащего качества, их представления о мире запружены всевозможными искажениями и ошибками, они не владеют минимальным набором базовых компетенций. Такую обманутую молодежь условно можно назвать носителями «осколочной» идентичности, их одновременное включение в большом количестве в работу какой-либо компании или сообщества вызывает кризис этих систем, т.к. поражающий эффект от такой «недообразованности» проявится с отсрочкой по времени (возможно, совершенно неожиданно для самого носителя этого дефекта), и не получит однозначно негативной оценки, с последующим расследованием всех обстоятельств дела. А причины такой беспечности будут скрываться в том, что среди социального окружения многие имеют подобные же дефекты (не считая эти качества постыдными и заслуживающими искоренения), но еще в латентном виде они подсознательно так же предрасположены к совершению этого рода проступков. Так медленно, но верно происходит ползучее замещение «белого» на «бледное», потом «бледного» на «серое», дальше «серого» на «коричневое», и наконец «коричневого» на «черное». Носители «осколочной» идентичности могут обладать высоким интеллектом, говорить «правильные слова», носить подобающие «аксессуары» и регалии (сертификаты об окончании престижных образовательных учреждений, дорогие костюмы, иметь правильно заполненное портфолио и т.д.), способны произвести хорошее первое впечатление на незнакомых людей. Точнее будет сказать, что вредит не носитель, а сама «осколочная» идентичность, т.е. люди, ей подверженные, лишь распространяют эту «заразу» чаще всего интуитивно понимая, что в них самих что-то не так, но не в силах подробно нарисовать эту «мишень» рациональными категориями.

Разрушительная сила «осколочной» идентичности способна проявиться даже:

* в халатности механика, который поленился перепроверить тугость закрученных гаек на колесе автобуса, а потом этот автобус, полный пассажиров, падает в пропасть (потому что у него отлетает колесо);

* в бытовом пьянстве, когда рюмка водки перед едой становится нормой, а потом у такого работника начинают трястись руки, и, к примеру, во время взятия пункции из спинного мозга он протыкает нерв пациенту;

* в похабной манере общения с незнакомыми людьми, и потом в один прекрасный день его избивают до полуобморочного состояния;

* в привычке «покупать» экзамены, а потом, когда он сам продвинется по карьерной лестнице, начнет требовать взятки со своих студентов;

* значительный процент разводов в семьях, независимо от их материальной обеспеченности вызван именно осколочной идентичностью обоих супругов;

* и т.д. и т.п.

 

***

 

Отдельного описания заслуживают подмены фундаментальных для России символов. Так, например, была обнаружена ошибка переводчика в первой строке Евангелия от Иоанна (1:1. В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог) в греческом оригинале вместо термина «Слово» значится «Логос»; одна из десяти заповедей, данных Моисею на горе Синай, известная как «полюби ближнего, как самого себя», в оригинале текста должна быть переведена как «полюби ближнего, ибо он как ты»; двуглавый орёл, чье изображение принято считать наследием Византии (где считался символом симфонии светской и духовной власти, или что Византия имеет власть и над Западом, и над Востоком), на самом деле был распространен среди кочевников Великой степи задолго до начала нашей эры (рождества Христова) и обозначал вселенский энергетический центр, объединяющий жизни всех живых существ в одно целое.

 

***

 

Причины современного кризиса до конца не ясны, но есть основания подозревать, что по большей части они связаны с качеством «человеческого материала», т.е. кадров, похоже что в 20-м веке генофонду СССР был нанесен критически значимый урон, две мировые войны, революции, гражданская война, холодная война с ее перетеканием в гибридную войну со странами НАТО вызвали массовую гибель наиболее устойчивых к коррупции индивидов, они ушли в небытие, не успев дать потомство, – так была подорвана «ось», двигающая ЦС. Именно поэтому так важно стимулировать включение в этот процесс дружественные сообщества, где еще сохранился достаточный градус «пассионарности».

Здесь следует отметить, что потенциальных союзников можно найти и в странах Западной Европы, и обеих Америках, так в первой половине 20-го века в них было много политически активных сторонников коммунистической идеологии, и большая их часть были «задавлена» местными силовыми структурами. Даже сейчас одной из самых сильных партий коммунистической направленности в мире считается Коммунистическая партия США (CPUS). Замыкание ЦС внутри границ Российской Федерации блокирует функцию, реализация которой и сделала Россию – великой Россией. Без «идеологического заряда» славянское «ядро» никогда бы не смогло интегрировать в свои ряды такое множество национальных окраин, это односторонне направленный процесс, и от него нельзя отказываться, иначе будет возобладать обратный процесс дегенерации общественных отношений до состояния «войны всех против всех».

 

***

 

Специально надо обозначить обстановку, в которой оказались пограничные районы бывшего СССР, населенные преимущественно неславянскими этносами, и относительно недавно, по меркам истории, попавшими в русскую орбиту влияния: это народы Кавказа, Средней Азии, Сибири, Прибалтики. Условно назовем их носителями «окраинной психологии». В те времена ЦС имела монархический строй и, расширяясь, довольствовалась выплатой налогов и военным сотрудничеством, во «внутренние дела» окраин старались по возможности не вмешиваться, – такой формат отношений всех устраивал, пока в самой метрополии не начали набирать обороты собственные процессы дегенерации.

Показателен пример Кавказской войны (1817-1864 гг.), вспыхнувшей уже после включения территорий Кавказа в состав Российской империи, причем, по степени кровопролития и тяжести она существенно превышала военные действия по первичной колонизации Кавказа. Т.е., при завоевании было меньше потерь, чем при дальнейшем удержании этих территорий. Главной причиной восстания горцев был произвол «пришлых из метрополии» чиновников на местах, которые старались выжать из своих зон ответственности как можно больше ресурсов во имя личного обогащения. Мздоимством на Кавказе было заниматься легче ввиду отдаленности от столицы и слабым знанием горцами законов Российской империи (следовательно, не способными пользоваться всеми существующими на тот момент юридическими нормами). Вспыхнувшее в Дагестане восстание было поддержано в других районах Кавказа и вылилось в настоящую войну, продлившуюся почти 50 лет.

Задачи интеграции жителей национальных пограничных районов никогда не могут быть решены только военными методами, им нужно продемонстрировать более продуктивные жизненные сценарии и модели поведения, чтобы они сами захотели перенимать новые обычаи и традиции, с чем общество и светская власть того периода справиться не смогла, или не захотела. И надо признать, что работа эта нетривиальная, имеет множество «камней преткновения». Так, носителям «окраинной психологии» свойственно думать по аналогии: они смотрят на русских и воспринимают их как народ того же самого «калибра», что и они, в принципе подобного им самим, но отличающегося в частностях – более светлокожим, с европейскими чертами лица, более многочисленным и др. И они начинают применять обычную логику отношений (или-или), когда надо навязывать два варианта: №1 – будет или по-хорошему (т.е., по-нашему), №2 – будет по-плохому (т.е., противостояние, война). Это логика конкурентных отношений, фундаментальная черта «окраинной психологии», описывающая взаимодействия с «нулевой суммой выигрыша», когда победа и благополучие одной группы произойдут после поражения и падения уровня жизни другой (менее везучей) группы.

Ошибка случается на этапе «первичного ввода данных», когда носителей Русского культурного кода (далее для краткости – Н.Р.К.К.) оценивают по обычным лекалам и не берется в расчет единовременное наличие у НРКК двух противоположных логик: №1 – быть конкурентами, №2 – быть «селекционерами». Интересно, что в силу многих перипетий второй вариант для НРКК считается более предпочтительным, это предпочтение появилось вследствие длительной исторической необходимости создавать большие симбиотические цепочки без угнетения «автохтонных» черт своих контрагентов. И именно в этом и кроется противоречие, как не все то золото, что блестит, так и далеко не каждый русский по внешности человек является русским по сути (НРКК). Это противоречие уже в давние времена было обнаружено мыслителями разных эпох; симптомы этого противоречия были зафиксированы в таких произведениях, как «Бесы» Достоевского, «Горе от ума» Грибоедова, «Братья Карамазовы» и другие. Получается, что в центральных регионах Российской империи население уже было информировано, и, соответственно имело какой-то иммунитет и способность к конструктивному противодействию к дегенеративным тенденциям, прежде всего к коррупции. Но эти передовые новшества, на мой взгляд, не были доступны носителям окраинной психологии, они не успели овладеть новыми средствами отстаивания своих естественных прав, осталась лишь старая, проверенная временем вооруженная борьба. Очень правдоподобной выглядит гипотеза, что горцам той эпохи Русская цивилизация казалась очередным «охотником до легкой поживы», игроком, вторгшимся на их земли, чтоб только забирать и ничего равнозначного не давать взамен. Причем, игрока со своими странными и непонятными этническими атрибутами.

Кавказ выглядит как важный логистический узел Евразии, открытый для вторжений со всех сторон. Все региональные державы, желающие расширить свое «жизненное пространство», предпринимали попытки его завоевать. В такой обстановке вариант развития общественных отношений через государственность не состоялся.

Многовековая военная «напряженность» в сочетании с особенным рельефом местности стимулировали выработку очень специфического менталитета. Русские колонисты нашли, что многие черты горцев полезны, и искренне перенимали их. Здесь надо обозначить еще один важный эпизод – один из мотивов, побудивших светские власти Российской империи начать экспансию на Кавказ и довести ее до конца. Внутри России существовала «бомба замедленного действия» – кризис института крепостного права, введенного Петром Первым, это право закабалило все население России, крестьяне были в слугах у дворян, а дворяне были слугами у монарха, но если с крестьянами «расплачивались» тем, что их не расстреливали и оставляли в покое, то с дворянами так было поступить нельзя, из дворян набирался офицерский корпус армии. Поступали хитрее – с ними стали расплачиваться через право пожизненной эксплуатации крестьян. Пока Петр Первый был жив, дворянам приходилось исправно терпеть все тяготы и лишения воинской службы, они не могли отлынивать. Выжившие и отслужившие положенный срок дворяне увольнялись на пенсию и спокойно встречали старость на своих поместьях с закрепленными за ними крестьянами. Но с момента смерти Петра Первого дворяне быстро начали «продавливать» выгодные им законы, и теперь дети дворян числились в штате войсковых частей – сразу, с момента рождения, такой «новобранец» к 16 годам уже имел стаж воинской службы 16 лет! Разрешалась служба «заочно», т.е. взрослый офицер (а дворяне всегда служили в качестве офицеров, исключение составляли лишь случаи наказаний, когда только за очень серьезную провинность могли разжаловать в рядовые) мог заниматься чем угодно – торговлей, путешествиями, живописью и т.д., и находиться в ином городе, а не там, где его часть, но и такой срок службы тоже засчитывался.

Получился порочный круг: крестьяне работают, делают свой вклад в «общий котел», а вот чем занимаются дворяне – большой вопрос, многие стали «иждивенцами-помещиками», они не завоевывали новые земли (а именно на этого их и «назначал» Петр Первый), более того, даже оборонительные войны идут «со скрипом», плетутся интриги и расшатывается политическая обстановка в стране. В обществе возник крен, и его опасность долго недооценивали, полагаясь на «мудрость» монарха и его ближайшей свиты. Формально по закону царь мог требовать от дворян-помещиков чего угодно, другое дело, что те были на всех ключевых постах и в ответ могли организовать государственный переворот и свергнуть царя. Т.е., даже у царя «руки оказались связанными», тем более что на место разрушенных неэффективных устоев придется внедрять новую систему, а какой она должна быть, никто внятно ответить не смог. Эта патовая ситуация держалась до момента начала промышленной революции в Англии и Французской буржуазной революции, когда прежнее равновесие пришло в движение, а в странах Западной Европы стали появляться новые технологии, что сказалось на конкурентоспособности Российской Империи на внешнем контуре. Оборонять границы стало еще сложнее, новые виды техники и вооружений требовали развития промышленности и квалифицированной рабочей силы, но этот класс в России практически отсутствовал, обучать крестьян за государственный счет было слишком накладно и вступало бы в противоречие с интересами помещиков; помещики тоже не хотели в этом участвовать, не видели особых причин бросать «насиженные места» и разменивать личный комфорт, чтоб идти мастерами на фабрики и заводы, и их позиция идеологически обоснована: барин лежит на печи и накапливает «жирок», чтобы было что тратить, когда настанет пора идти на войну.

Следующим «гвоздем» в общественную систему стало то обстоятельство, что для крестьян, лишенных иных способов накопления богатств, единственным выходом стало многочисленное потомство (даже несмотря на то, что многие в младенчестве погибали от болезней), когда подрастает многочисленная трудолюбивая молодежь, то и семейные проблемы поддаются решению. Численность крестьян неуклонно росла, но земель, годных под возделывание, не становилось больше, к тому же в центральных регионах России началось истощение почв. Появились в массовом количестве безработные, чего раньше не было. А, как свидетельствует история, люди, доведенные до отчаяния и голода, берутся за оружие, начинаются бунты.

В это самое время на южных рубежах империи крестьяне начинают контактировать с горцами Кавказа, они видят, что те живут не хуже, а зачастую гораздо лучше, и что у них нет помещиков и единоначальника-царя. Этот отлично понимали и царь, и его свита, и дворяне. Участились случаи самовольного побега крестьян на окраины, тем более, что казачьи общины им симпатизировали и почти никогда беглых не выдавали обратно. Таким образом, экспансия на Кавказ была неизбежной во многом из-за страха перед необходимостью скорой отмены крепостного права.

Когда земли Кавказа были включены в состав Российской империи, туда приехали царские чиновники (в большинстве своем из помещиков), с соответствующими взглядами на имущественные права – они сразу начали пытаться перенести на Кавказ традицию крепостного права, которую они прекрасно развили на территории центральной России. Их расчет был сделан на то, что горцы побоятся поднять восстание, зная, что на его подавление будут брошены войска. И здесь они просчитались. В целом динамика событий тех лет совпадает с тем, что происходило в России всегда и сейчас: чаще всего руководящие чиновничьи посты занимают люди с криминальной мотивацией, они хитростью извращенно трактуют нормы законодательства таким образом, чтобы рекетировать местных предпринимателей или рейдерским способом захватывать их имущество; и, как это было в 19-м веке, эти «перевертыши» также скрываются за спинами военных. Многие современники понимали, что система порочна и рано или поздно ее придется менять. И в эту пору среди НРКК стала намечаться новая тенденция – обратная ассимиляция, т.е. уже русские стали перенимать образ жизни и мировоззрение носителей «окраинной» психологии, известно множество случаев, когда тейпы Чечни принимали в свои ряды этнических русских. Интересно при этом, что переход из православия в ислам был желательным, но не обязательным условием.

Кавказская война произвела такое сильное впечатление на царскую бюрократию, что с тех пор было принято неофициальное решение (эта традиция сохраняется до сих пор) закрывать глаза на многое из того, что происходит на Кавказе, что в центральных регионах России самым тщательным образом было бы расследовано[3]. Например, как сочетается обычай кровной мести с Уголовным кодексом РФ?! В 1990-е годы ходили слухи о ситуациях, происходивших в Кавказских республиках, когда проявлялась практика «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу» – милиционеры даже не открывали уголовные дела, если выясняли, что убийца мстил за преступление в отношении своего родственника и успевал наказать обидчика раньше, чем зашло солнце. Возможно, именно в те времена был совершен «поворот не туда» в исторических масштабах, когда значительная часть НРКК поддались соблазну переложить свою мессианскую роль на кого-нибудь другого и уйти на периферию пересидеть «горячие» времена. Вместо того, чтобы закатать рукава и критически переработать содержимое своей смысловой матрицы – Русского Культурного Кода – сосредоточить силы на поиске альтернатив жизненному сценарию эксплуатации человека человеком со всеми его многочисленными вариациями (сейчас – олигархат в странах условного Запада и в РФ, в прошлом – крепостное право в Российской империи и байский произвол в Средней Азии, работорговля в дохристианской Руси и т.д.).

Идеологическая мессианская «заряженность» настоящих НРКК пока остается неразгаданной и ждет своего часа, а попытки втиснуть Русскую Культуру в контекст «окраинного» менталитета не дают предсказуемых результатов. Эти противоречия никуда не исчезли и в 20-м веке, и вряд ли исчезнут в 21-м, еще недавно их решали большевики, среди которых было множество представителей национальных меньшинств (кавказцев, евреев, поляков, латышей и др.).

На комплексные вопросы не бывает однозначных ответов, но существуют тезисы, чья лживость и вредность доказана однозначно, назовем два таких тезиса: во-первых, возведение «славянского ядра» в ранг «кумира», потому что ложное отождествление (без тщательной проверки) всех лиц славянской внешности и говорящих по-русски с Н.Р.К.К. сформирует завышенные ролевые ожидания, и последующее разочарование – когда эти ожидания не сбудутся; во-вторых, противоположная крайность, объявлять виновным во всех бедах Русский Культурный Код и огульно требовать отказаться от него и всего, что было с ним связано. Если «лекарство» не приносит выздоровление, то вначале надо убедиться, что «пациент» внимательно прочитал инструкцию к этому лекарству и правильно его применил. Это надо помнить тем, кто после разрушения СССР оказался на его «окраинах», им стали видеться только три возможных варианта существования:

  1. строить страну через накачивание своей местной региональной культуры, часто моноэтнической, до уровня цивилизации. Но это требует колоссальных затрат, самоотдачи и некоторой благоприятной внешней конъюнктуры. В истории подобное оказалось под силу немногим народам: китайцы, арабы, славяне, англосаксы…
  2. отдаться в орбиту влияния какой-либо другой внешней державы, и это бы уже давно произошло, если б не одно веское «но»: у этих гегемонов нет тех плюсов, которые есть в Русской/Северной Цивилизации, – с ними никто не будет «церемониться», т.к. первое, что они делают, получив власть на чужой территории – это коррупционируют высшее руководство, скупают земли, банкротят местное производство, заваливают рынок собственными товарами, ликвидируют остатки суверенитета, выкачивают по максимуму полезные ископаемые, сажают или расстреливают несогласных;
  3. впадать в архаику «родоплеменных отношений», делиться по клановым признакам и выжимать ресурсы из всего, что «годится на распил»; здесь могут быть задействованы и государственные должности, дающие власть над финансовыми потоками, и силовые посты, и торговые монополии, и «попрошайничество» денег под предлогом «славных» традиций СССР (в первой фазе создания СССР многие территории сразу получали колоссальные финансовые вливания из центра, тогда эти ресурсы шли на создание рабочих мест и строительство всевозможной инфраструктуры, сейчас же под благовидным предлогом эти средства в большей части оседают среди местной «номенклатуры», а центру навязывают статус «дойной коровой»).

Но существует и четвертый сценарий, доступный и носителям «окраинной» психологии, и носителям «осколочной» идентичности – это автономно самостоятельно на своих территориях изучать и развивать Северную Цивилизацию, ЦС – преемницу традиций Золотой Орды, Восточной Римской Империи и Парижской Коммуны – безотносительно опеки со стороны ее «славянского ядра».

 

[1] На мой взгляд, термины «Русская цивилизация» и «Цивилизация Севера» следует считать равнозначными, местами для краткости будет написано: ЦС. Такое отождествление с одной из ориентаций на стороны света не должно вызывать удивлений, потому что все известные общепризнанные цивилизации географически расположены в более теплых широтах, ближе к экватору. Культурный багаж современных скандинавских стран – Норвегии и Швеции – не дотягивает до звания цивилизации, они и сами себя относят к Западной цивилизации, с англо-саксонским ядром.

[2] В рамках данного материала этот термин обозначает широкий класс лиц – внутренних врагов, представляющих особую опасность для общества. Одни имеют очевидные психические заболевания в тяжелой стадии, о мотивации других у нас нет исчерпывающих данных. Эта тема подробнее отражена в книге Бориса Диденко «Цивилизация каннибалов».

[3] Даже сейчас в мусульманских республиках Северного Кавказа к двоеженству относятся нормально, второй брак просто никак юридически не оформляют. В этом нет никакой тайны, но и афишировать подобную практику в СМИ никто лишний раз не хочет. А «младшие» жены чувствуют себя защищенными, зная, что их права и интересы охраняются нормами шариата и общественной моралью.